«Есть золотое правило: поступай с людьми так, как хочешь, чтобы они поступали с тобой. Это моя религия, моя догма. Когда мой сын сможет осознать эти слова, я буду неустанно их ему повторять». 


Если хотите написать портрет несравненной Сары Джессики Паркер, не ждите, что актриса будет неподвижно позировать, ведь она все время в движении — играет в кино и на сцене, продюсирует телепроекты, воспитывает троих фонтанирующих энергией детей. А еще путеводная звезда мира моды запускает линию аксессуаров SJP — и им тоже непременно найдется место на этой картине. 


Текст: Кэти Курик / Фото: Giampaolo Sgura / Стиль: Мелисса Рубини 

«Носить нужно только то, что хочется. Все правила, связанные с возрастом или фигурой, — глупости. если благодаря своему наряду вы выходите на улицу в хорошем настроении, остальное неважно». 

Кто еще может похвастаться таким ослепительным стилем? Кто вызывает такие же восхищенные взгляды на красной ковровой дорожке? Кого еще столько фотографируют на светских благотворительных вечеринках? Нет-нет, Сара Джессика Паркер — единственная в своем роде. Законодательница мод и простая девчонка в одном лице, порой она неотделима от своего самого известного образа — неугомонной, остроумной и ранимой Кэрри Брэдшоу из сериала «Секс в большом городе». Каждый раз, когда я беру интервью у Сары Джессики, я убеждаюсь, что в ней и вправду есть все это — и много чего другого. Актриса, продюсер, общественный деятель и мама, Паркер в равной степени наделена чуткостью, независимостью и даром убеждения. Она человек больших дел и большой ответственности. Мы встречаемся со звездой в безлюдное послеобеденное время за столиком ресторана на Манхэттене. На Паркер свитер в черно-серую полоску, «джинсы бойфренда», приталенный джинсовый жакет Level 99 и вязаная шапочка. Она выбирает сашими из желтохвоста с халапеньо (позже она повторит заказ), но вежливо отказывается от предложенного официантом шампанского, потому что ей нужно быть в форме перед вечерним спектаклем. С первой минуты общения Паркер производит впечатление самого милого, добродушного и веселого собеседника, какого только можно себе представить. Так и не скажешь, что в своей нынешней жизни она жонглирует работой в театре, продюсированием кино- и телепроектов (включая новый комедийный сериал на HBO), а главное, вместе с мужем Мэттью Бродериком воспитывает 11-летнего сына Джеймса Уилки и 4-летних дочек-близняшек Табиту и Лоретту. Но и этого мало: теперь госпожа Паркер добавляет в свой практически цирковой номер еще один шарик: запускает собственную фэшн-линию, в которой есть туфли, сумки и даже один тренч. Коллекция, названная SJP (а как же еще?), будет продаваться эксклюзивно в универмагах Nordstrom. Принимая во внимание ее успех и, скажем так, некоторую оторванность от реальности, свойственную людям ее профессии, я всегда поражалась скромности и постоянству Сары Джессики. Неизменно вежливая и доброжелательная, Паркер всегда искренне интересуется собеседником, а не пытается показать, какая она сама интересная. И стоило нам начать интервью, как актриса в своей привычной манере поменяла нас ролями. 

Сара Джесси ка Паркер: Ты так хорошо выглядишь… Наверное, потому что счастлива? Просто замечательно выглядишь! 

Кэти Курик: Да, я счастлива! 

СДП: Кожа просто потрясающая. Что ты с ней делаешь? 

КК : Правда? Спасибо, я стараюсь. Но нам надо поговорить о тебе. У InStyle есть много вопросов. 

СДП: О, это будет весело. Слушаю вас, Кэти Курик. 


КК : Я всегда восхищалась твоим чувством стиля — и в «Сексе в большом городе», и за кадром. Тем, как у тебя складывается смелый наряд там, где я выглядела бы как беженка, нарядившаяся на блошином рынке. 

СДП: Не наговаривай на себя. 

КК: Нет, я серьезно. Итак, как бы ты описала истинный стиль Сары Джессики Паркер? 

СДП: Ну, сегодня я немного помятая и растрепанная. Добиралась на метро, забирала детей из школы. 

КК: Но зато тебе комфортно. А если бы у тебя был выбор, ты бы предпочла каждый день одеваться так или, как говорит моя мама, пускать пыль в глаза? 

СДП: Что ж, думаю, на самом деле у меня как раз есть выбор. В основном я одеваюсь по ситуации, а ситуации разные. Я радуюсь дням, когда от меня многого не требуется. Но с другой стороны, я по-прежнему люблю надеть нечто невообразимое на один вечер. Так здорово быть обычной мамой, которая ходит в джинсах или вельветовых брюках, но время от времени вдруг попадать в альтернативную реальность, похожую на сон. 

КК: У тебя тело всем на зависть — и не спорь со мной! Ты миниатюрная и в то же время такая… женственная. Понимаю, звучит так, будто я к тебе клеюсь, но ведь невозможно не заметить, как хорошо на тебе сидят вещи. 

СДП: Спасибо, но то, что я ношу сейчас, сильно отличается от моего гардероба даже трехлетней давности. У меня много одежды с рукавом три четверти, и платья в большинстве своем стали поскромнее. Острого желания надеть обтягивающую маечку я тоже не испытываю. Последние несколько месяцев я не тренируюсь — с постановкой в театре и детьми нагрузок хватает. Так что суперстройность сейчас не входит в список моих приоритетов. 

КК: У тебя когда-нибудь были по-настоящему провальные наряды? О которых позже думаешь: упс, кажется, пазл не сложился. 

СДП: Наверняка были. Иногда я выбираю вещь просто потому, что она мне близка или если мне нравится дизайнер, а смогу ли я довести наряд до ума или нет — для меня этот вопрос не играет особой роли, потому что я ищу новых ощущений, а не табель успеваемости заполняю. Ну наденешь ты платье, которое окружающие посчитают катастрофой, но по большому счету — кому какое дело? 

КК: Звучит как вызов. 

СДП: Не думаю. Дафна Гиннесс, такие люди, как Леди Гага и Мадонна, — вот кто бросает вызов. А мне нравятся фантазии, цвета и идеи, не ограниченные правилами. Например, полоски, полоски и полоски. Или все оттенки синего в одном наряде. Идти на риск — могу. А вот бросать вызов… 

КК: Но именно от тебя публика ждет новых поворотов моды. 

СДП: И надеюсь, я ее не разочаровываю! 

КК: На вечере Института костюма музея Метрополитен, посвященном панк-стилю, ты появилась в невероятном головном уборе-ирокезе — чем не вызов? 

СДП: Его сделал для меня великий Филип Трейси. Коробка, в которой его привезли, была больше, чем этот столик. 

КК: Конечно, я сомневалась. 

СДП: Но ты не можешь сказать Филиппу Трейси: «Я бы хотела шляпку поскромнее». Самой приходится соответствовать. Да и когда еще представится возможность надеть что-то подобное? 

КК: Расскажи о своей новой линии обуви. Уверена, с подобными предложениями к тебе обращались миллион раз. Почему все получилось именно сейчас? 

СДП: Все, что возникало раньше, мне не нравилось. Каждый раз я говорила себе: нет, я все не так представляла. Если уж я предлагаю людям потратить с трудом заработанные деньги, пусть это будет обувь, которую мне самой хочется носить. Где-то год назад я уже серьезно подумывала подписать контракт с одной крупной компанией, но до последнего жалась и мялась. Я понимала, что моя изначальная мечта была другой: небольшая коллекция с моим именем, изготовленная в Европе и продающаяся по разумной цене. Красивые в своей простоте туфли — именно такие я увидела, когда впервые приехала в Нью-Йорк: Maud Frizon, Charles Jourdan... Больше всего я хотела сотрудничать с Джорджем Малкмусом, главой компании Manolo Blahnik. Но думала, что он уже, так сказать, занят. И все-таки я ему позвонила: «Джордж, у меня есть одна сумасшедшая идея…» И он ответил: «Жду вас завтра у себя в офисе». 

КК: Туфли действительно очень красивые, даже изысканные. Но когда я узнала, что ты делаешь свою линию, то подумала, что они будут в стиле Кэрри — более эпатажные. 

СДП: Нет, они простые, но женственные и сексуальные. Кстати, в каждой модели использована рифленая лента — как акцент или отделка. В детстве я постоянно носила такую ленточку в волосах. 


КК: То есть это дань прошлому? 

СДП: Да, дань моей маме, заставлявшей меня ее носить! 

КК: Цвета выбраны превосходно. 

СДП: Мы отбросили расхожее мнение о том, что нейтральные тона — это только коричневый и черный, и переосмыслили правила офисного дресс-кода. Я не думаю, что у вас резко ухудшится работоспособность только потому, что ваши туфли будут ягодного оттенка. 

КК: Кажется, сейчас тебе легче и интереснее, чем когда ты руководила Halston Heritage. 

СДП: Думаю, главный урок, который я извлекла из того опыта, состоит в том, что ты и твой бизнес-партнер должны хотеть одного и того же, смотреть в одну сторону. Тогда я была в этом смысле наивной, да и кто бы отказался от руководства Halston Heritage? К сожалению, я не смогла исправить все неполадки, «вылечить» весь организм компании, которая к тому моменту явно была не в порядке. Конечно, это тяжело — чувствовать, что ты проиграла. 

КК: Туфли всегда были твоей страстью? 

СДП: Да, но довольно долго у меня их было очень мало. В нашей семье мы покупали обувь два раза в год и полировали ее каждое воскресенье. Я обожала ходить в обувные магазины. Прежде всего, там был кондиционер (большая редкость в те времена!), да и вообще в магазине было хорошо. У нас в Огайо был городской торговый центр «Кенвуд», где продавались туфли Buster Brown. 

КК: Buster Brown! У нас в Вирджинии их продавали в универмаге «Хан». 

СДП: Туфли были прекрасно сделаны. Я ощупывала прошивку и внимательно изучала задник и каблук. Но права выбора мне никто не давал. Мама просто говорила: «Вот твои новые туфли». 

КК: А когда ты стала взрослее и самостоятельнее, то стала относиться к туфлям как Кэрри? 

СДП: Нет! Для нее туфли важнее еды. А я всегда могу отказаться от новой обуви ради хорошего ужина или путешествия. 

КК: Когда я смотрю — а я по-прежнему частенько это делаю — «Секс в большом городе», мне кажется, что я провожу время со старыми подружками. Как ты думаешь, Кэрри навсегда осталась в прошлом или она еще может вернуться?

СДП: Не знаю. Какая-то часть меня уверена, что последняя глава все еще не написана. Но часы тикают, время — коварная штука. Есть решения, которые нельзя бесконечно откладывать. А я не хочу заканчивать эту историю в безразмерных бабулькиных балахонах! 

КК: Ты дебютировала в театре еще подростком, в роли сироты в бродвейском мюзикле «Энни», а сейчас играешь в спектакле «Община Пенсакола». Сколько лет ты до этого не выходила на сцену? 

СДП: Двенадцать. 

КК: Ого! И каково это — вернуться после такого перерыва? 

СДП: Замечательно! И трудно — роль непростая. Играю вместе с Блайт Даннер, которую я просто обожаю. Впервые мы встретились на одной сцене в спектакле «Сильвия» 19 лет назад. Я играла собаку, а она — жену моего хозяина, которая меня на дух не переносила. Теперь мы играем мать и дочь. Это история о том, как мы разочаровываемся в наших родителях и в самих себе. А еще пьеса заставляет задуматься о том, в какой момент мы начинаем брать ответственность за свой выбор. 

КК: Ты любишь хорошую литературу. 

СДП: Раньше мы с Мэттью читали друг другу Диккенса. Боже мой, это было так здорово! Мы набирали ванну, брали книгу и по очереди читали ее вслух. 

КК: Звучит чудесно. Так что же, сейчас вы просто наслаждаетесь семьей, которую создали? 

СДП: В основном! (Смеется.) Это не так-то просто, когда работаешь сутки напролет. Но дети — это всегда счастье, даже когда кажется, что все как раз наоборот. Я воспитывала одного ребенка почти семь лет и думала, что у меня готов ответ на любой вопрос. А потом появились девочки-близняшки, и для меня было в новинку не только то, что они девочки, но и то, что они полные противоположности буквально во всем: физически, эмоционально, по характеру —возможно, даже по политическим взглядам. Сейчас мне не по себе, потому что в последние полтора месяца из-за репетиций я уделяла им слишком мало времени. Но я исправляюсь —сегодня вот забрала их из школы. 


КК: Поговорим об общественной деятельности, без которой тебя трудно представить. Ты член Совета Президента по вопросам искусства и гуманитарных наук и посол ЮНИСЕФ. 

СДП: Когда я росла, мы всегда получали поздравительные открытки и календари ЮНИСЕФ. Фонд всегда ассоциировался у меня с важной работой в далеких уголках земли — охваченных войной или развивающихся странах. Поэтому когда появилось предложение поучаствовать в деятельности фонда, это было честью для меня. 

КК: Ты также входишь в совет директоров New York City Ballet. 

СДП: Я влюблена в балет всю свою жизнь. Когда-то сама танцевала и уважаю балетную дисциплину. New York City Ballet — одна из величайших балетных трупп в мире. Как ее руководители мы стараемся воспитывать балетного зрителя. От нас зависит, каким будет новое поколение балетоманов. 

КК: Женщина на высокой должности… Какой урок ты извлекла из своего положения? 

СДП: Я стремлюсь к тому, чтобы мои коллеги получали удовольствие от работы и чувствовали, что их ценят и прислушиваются к их мнению. 

КК: Как тебе удается сохранять душевное равновесие при такой насыщенной жизни? 

СДП: Я работаю уже очень много лет — с детства. Но настоящий успех пришел ко мне уже во взрослом возрасте, и это спасло меня: я не потеряла голову и всегда испытывала благодарность за все, что со мной случилось, — да и до сих пор испытываю, еще как! Не думаю, что успех как-то повлиял на меня. Это просто нечто, что я всегда ношу с собой, стараясь не оставлять без присмотра. Надеюсь, у меня это получается достаточно тактично, как думаешь? 

КК: Исключительно тактично, я бы сказала. 

СДП: Ура! 

Интервью и изображения предоставлены журналом Instyle.


Назад в раздел
Видео-сюжеты о fashion-персонах всего статей: 3 История Vogue Paris. Часть 2 Иностранные модельеры всего статей: 249 Пьер Бальмэн (Pierre Balmain)
Интервью с модными персонами всего статей: 41 Группа Kazaky — прорыв нового стиля / Эксклюзивное интервью Российские fashion-блоггеры всего статей: 37 Российский fashion-блоггер Анна Бахарева / Bakhareva
Русские модельеры всего статей: 37 Ольга Ромина / Romina
Новая публикация на сайте
Ballantine’s TRUE MUSIC в Москве: шотландский андеграунд под крышей столичного клуба Aglomerat
Ballantine’s TRUE MUSIC в Москве: шотландский андеграунд под крышей столичного клуба Aglomerat
Город засыпает… Просыпаются любители электронной музыки! 1 ноября арт-клуб Aglomerat накроет волна настоящей музыки от резидентов культового клуба Sub Club из Глазго.
Накануне вечером в Нью-Йорке Кристофер Бейли, креативный и генеральный директор британского дома Burberry, выступил организатором мероприятия, приуроченного к запуску новой коллекции сумок The DK88 bag collection, в фирменном магазине Burberry на Spring Street.




.