Немногим парням с фермы в штате Вайоминг удается поступить в колумбийский университет, еще меньшему числу грозит мировая слава. Нечасто второстепенный персонаж, которому сценаристы уготовили скорую смерть, становится ключевым героем на шесть сезонов. Но все это случилось с Мэттью Фоксом. Гавайский остров оказался для него трамплином к голливудскому олимпу. Далее последовала впечатляющая физическая и характерная метаморфоза в триллере «Я, Алекс Кросс». Накануне премьеры блокбастера «война миров Z» актер рассказал, почему после всего этого он вернулся в глушь, к истокам. 

текст Снежана Горяминская 
фото Brian Bowen Smith 
стиль Наталия Белозерова 


«Я делаю татуировки лет с двадцати. Недавно появилась новая, над ней художник еще работает. О значении этих рисунков я никому не рассказываю — это личное». 

Сроки монтажа финальной версии киноблокбастера конфликтуют с производственным циклом глянцевого журнала. Так что ни Мэттью Фокс, промоутирующий с обложки этого номера фильм «Война миров Z» (в прокате с 27 июня), ни я, берущая у него интервью, картину не видели — на момент разговора она не была собрана. Одноименная книга Макса Брукса, по которой поставлено кино, рассказывает о планетарной апокалиптической зомби-эпидемии. 

— Мэттью, вам не кажется, что за последние лет десять массовое кино слишком увлеклось фантазиями о конце света? Причем на роль основной угрозы крупнейшие киностудии с удивительным постоянством выбирают зомби. 

— Зомби-жанр в нашем фильме полностью переизобретен. А проблема конца света занимала людей во все времена. 

— Во все времена проблема эта занимала философов и художников, которые пытались ее осмыслить и призвать обывателя задуматься над своим поведением — не ровен час, призовут к ответу. А нынешняя индустрия развлечений превратила идею апокалипсиса в аттракцион с чучелами-зомби. Вы говорите, режиссер «Войны миров Z» Марк Форстер пересмотрел концепцию. Как именно? 

— Я имею в виду техническую сторону вопроса. Классический зомби — это медленно и раскоординированно движущееся тело. Наши специалисты по компьютерной графике изучали муравьиные колонии, благодаря чему у нас зомби принципиально иначе двигаются. Должно быть по-настоящему страшно. 


Любопытный пассаж для бунтаря, два года назад сетовавшего, что киноповествование почти убито спецэффектами: «У меня не осталось иллюзий насчет ничем не оправданной развлекухи, в которую превратился Голливуд. Наверное, дело в состоянии экономики — люди желают чистого эскапизма. Но если все роли, за которые я готов биться, будут доставаться Мэтту Дэймону, я просто не буду работать. Я многие предложения заворачиваю — проекты колоссального масштаба, но такие, на которые сам бы в кино не пошел». Я аккуратно напоминаю Мэттью о заявленных ранее принципах и интересуюсь, что именно привело его в этот проект. Сам бы он пошел его смотреть? 

— Это кино о семье, о любящих друг друга людях, которые пытаются выжить в хаосе. И сам пошел бы, и детей повел бы. 

— А сколько вашим детям? 

— Дочери шестнадцать, сыну одиннадцать. В кино я обычно с сыном хожу. С Кайл у нас на данный момент вкусы слишком разные — ей нравятся ужастики про паранормальные явления, а для меня это чересчур. На днях зашла речь про «Сияние» Кубрика. Я ей: «О, посмотри обязательно, умрешь со страху». Посмотрела: «Пап, ты правда считаешь, что это страшно?» 

Фокс довольно рано женился. Особенно по современным меркам, которые, впрочем, не очень актуальны для сына заводчика крупного рогатого скота в городке Кроухарт, штат Вайоминг. Соседей — ни души, ближайший магазин — в ста тридцати километрах от дома, школа — в семидесяти. Словом, Дикий Запад с ортодоксальной системой координат настоящего ковбоя: алкоголь, драки, романтика и прочее буйство. Подросший Мэттью с братьями сколотили шайку пироманов — вокруг дома постоянно что-то горело и взрывалось. К его шестнадцати годам погибли десять его ближайших друзей: кто-то покончил с собой, кого-то убили в уличной драке, кто-то сел пьяным за руль. 

— В одном интервью вы, рассказывая о детстве и юности, обмолвились, что у вас дома даже телевизора не было и летом вы общались лишь с домочадцами. Возможно, этим объясняется то, насколько энергично вы начали коротать досуг, как только появилась возможность? Смотри вы в возрасте вашей дочери боевики и ужастики, может, адреналиновых выбросов от них было бы достаточно? Мне кажется, экранный разгул далеко не всех провоцирует на разгул в жизни. У подростков он может, наоборот, нейтрализовывать эту потребность. 

— Интересная теория. Но вообще-то я не был таким уж отвязным подростком, каким вы меня вообразили, основываясь на том интервью. Таких, как я, — каждый первый. 

— Дочь в вас пошла? 

— Кайл — уравновешенная и разумная девушка. Ждем с женой, что будет дальше. Очень удивлюсь, если Кайл за год-два до колледжа не начнет экспериментировать с… Со всем тем, с чем подростки обычно экспериментируют. 

— Есть план действий на этот случай? 

— Думаю, мы с женой дали Кайл достаточно, чтобы она не навредила себе в ходе экспериментов. Я знаком с людьми, дети которых в какой-то момент пошли по пути саморазрушения. Что касается наших детей, то они вполне благополучны, бесконечно любимы и всегда могут рассчитывать на нашу помощь, совет и поддержку. 


Неизвестно, что ждало бы самого Фокса, не запали его отец на травке, под культивацию которой сынок облюбовал место в одной из папиных теплиц. До этого родитель лишь ухмылялся, глядя на детские забавы, но тут стало очевидно, что недорослю требуется задать иной вектор движения. Так Мэттью отправился в школу-интернат на Восточное побережье США, окончив которую поступил аж в Колумбийский университет на экономический. 

— Я безмерно благодарен судьбе за полученное образование. Поступай я тогдашний в сегодняшний Колумбийский, у меня бы не было шансов — конкурс на порядок вырос, около пятидесяти тысяч абитуриентов подают документы ежегодно. 

— Почему вы выбрали экономику? 

— Денег думал заработать. Мы очень скромно жили, хотелось большего. 
Правда, вместо Уолл-cтрит Фокс оказался в Голливуде — решение принимали вместе с женой, рассудили, что не в деньгах счастье. С венецианкой Маргаритой Мэттью познакомился на втором курсе — она была в Нью-Йорке на каникулах. Примерно тогда же они объехали всю Италию — с рюкзаками, на поезде. Актер свободно говорит по-итальянски, а вот дети, увы, нет: все понимают, а говорить, как это часто бывает в двуязычных семьях, не видят смысла, хотя Фоксы регулярно проводят каникулы в Венеции, Тоскане и, конечно, в Пьемонте. Мэттью — большой ценитель этого северо-западного региона Италии, где делают вина бароло, барбареско, гаттинара, барбера. «Там рядом Альпы, и все это великолепие принято закусывать дичью. Вино, виды, горы — идеальное место». 


Недавно Фоксу пришлось серьезно умерить аппетит: худел долго и основательно для роли безжалостного маньяка в фильме «Я, Алекс Кросс». Он серьезно подкачался и сбросил килограммов двадцать, притом что толстым, как мы помним по «Остаться в живых», он не был, и одежда на его 188 сантиметрах всегда сидела вполне удовлетворительно. Признаться, я, готовясь встретить знакомого по шести сезонам Джека Шепарда, всю беседу привыкала к тому, что Фокс — другой: сухощавый, короткостриженый, в футболке, открывающей цветные остросюжетные татуировки на мускулистых руках. Этот бараний вес он держит до сих пор, говорит — нравится. 

 — Должно быть, это стоит каких-то нечеловеческих усилий? Вечная диета, как у жокея Кентукки Дерби? 

— Мне эти усилия не в тягость. А про диеты я во время подготовительного периода к съемкам в «Я, Алекс Кросс» узнал столько, что теперь просто питаюсь намного здоровее и лучше, чем до этого опыта. 

— И как вы питание поменяли? 

— Почти исключил углеводы, потреблял от 1 200 до 1 500 калорий в день. Плюс силовые нагрузки по несколько часов в день. Первое, что нужно хорошо понимать: на трансформации такого масштаба уходит время. Люди ведь очень нетерпеливы и хотят оглушительных результатов на всю жизнь за пару недель. У меня ушло больше полугода на то, чтобы похудеть до нужного объема, и я бы никогда не согласился на это, если бы мне дали, к примеру, пару месяцев. Да и невозможно сыграть такую роль, если выжимать нужный вес измором. У меня был тренер, он составил мне план тренировок и питания. К слову, многие считают, что серьезно похудеть можно, усилив физические нагрузки. Они, конечно, важны, но я бы сказал, что успех меро-приятия зависит от вашей активности процентов на двадцать, остальные восемьдесят — питание. 

— Только не говорите, что вы так и живете в этом режиме. 

— Я думаю, за те шесть—восемь месяцев диеты под присмотром у меня изменился метаболизм. Ем я примерно то же, что ел всю жизнь до этого, но тысячи на две калорий в день, что является общепринятой нормой. 

После восьми лет на Манхэттен-Бич в Лос-Анджелесе, где Мэттью снимался в сериале «Нас пятеро», и шести лет «Остаться в живых» на Гавайском острове Оаху (там снимали «Lost»), актер понял, что круглосуточный гул мегаполисов его выматывает, а на острове мило первый год, но потом начинается клаустрофобия. Так семья переехала на родной Фоксу Дикий Запад, в город Бент с 80-ю тысячами населения в штате Орегон. Здесь стоит ангар с самолетом Bonanza G36: «Я купил его в конце 2009-го, это самый красивый, маневренный и надежный самолет из всех машин с одним двигателем». Неподалеку живет младший брат со своей семьей — он, собственно, и предложил старшему сюда перебраться. Чтоб все как в детстве. «В Бенте я могу сесть на мотоцикл и за считанные минуты выехать из города в абсолютное никуда, где на несколько миль вокруг не будет никого. Есть что-то незаменимое в ощущении одиночества в месте с такими горизонтами».


Назад в раздел
Видео-сюжеты о fashion-персонах всего статей: 3 История Vogue Paris. Часть 1 Иностранные модельеры всего статей: 249 Раф Симонс / Raf Simons
Интервью с модными персонами всего статей: 41 Мода на пластику. Интервью с одним из лучших пластических хирургов России и США* – Павлом Куприным Российские fashion-блоггеры всего статей: 37 Российский fashion-блоггер Инна Самсон / Inna Samson
Русские модельеры всего статей: 37 Александр Арнгольдт (Alexandre Arngoldt)
Новая публикация на сайте
Ballantine’s TRUE MUSIC в Москве: шотландский андеграунд под крышей столичного клуба Aglomerat
Ballantine’s TRUE MUSIC в Москве: шотландский андеграунд под крышей столичного клуба Aglomerat
Город засыпает… Просыпаются любители электронной музыки! 1 ноября арт-клуб Aglomerat накроет волна настоящей музыки от резидентов культового клуба Sub Club из Глазго.
Накануне вечером в Нью-Йорке Кристофер Бейли, креативный и генеральный директор британского дома Burberry, выступил организатором мероприятия, приуроченного к запуску новой коллекции сумок The DK88 bag collection, в фирменном магазине Burberry на Spring Street.




.